Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Actual Infectology" 4 (9) 2015

Back to issue

Case of severe malaria

Authors: Meshcheryakov V.G., Tuchkov D.Y., Kaminska M.A., Sharapova E.A., Prisotskaya V.N. - Department of Epidemiology and Infectious Diseases, Medical University Health Ministry; State Institution "Orenburg Regional Hospital of Infectious Diseases", Russia

Categories: Infectious diseases

Sections: Medical forums

print version

Статья опубликована на с. 108

 

В настоящее время малярия остается наиболее распространенной тропической болезнью в мире и является серьезной проблемой для здравоохранения стран Африки, Азии, Южной Америки. По данным ВОЗ, в 2012 г. произошло около 207 млн случаев заболевания и предположительно 627 случаев смерти. 

Европейское бюро ВОЗ приняло «Программу элиминации малярии к 2015 г.», к которой присоединилась Россия и успешно ее выполняет. Так, в 2011 году в РФ зарегистрировано 86 случаев малярии. 
В Оренбургской области ситуация по малярии стабильная и регистрируются только единичные завозные случаи. 
Спорадический уровень заболеваемости — период, когда внимание к выявлению больных малярией снижается при сохраняющейся опасности завоза ее из стран, эндемичных по данной инфекции (туризм, миграционные процессы и т.п.). Так, в странах Европы ежегодно регистрируется более 10 тыс. случаев завозной малярии, а смертность от тропической малярии составляет 1 %. 
Все это требует от медицинских работников всех профилей умения своевременно поставить диагноз малярии и назначить адекватную терапию. 
Авторы статьи ставили своей целью на конкретном примере обратить внимание медицинских работников на основные критерии диагностики малярии и на современные подходы к ее лечению. 
В 2014 году в ООКИБ поступил больной П., 25 лет, с жалобами на повышение температуры тела, озноб, боли в мышцах и суставах, выраженную слабость. 
В течение 4 месяцев он находился в командировке (Южный Судан), отмечал укусы комаров, химиопрофилактика малярии не проводилась. 
Заболел через 12 дней после возвращения из командировки: появился озноб, боли в мышцах и суставах, повысилась температура тела до 38,5 °С. 
На второй день болезни температура повысилась до 39 °С, сохранялась слабость, миалгии. Дома принимал жаропонижающие препараты, инъекции цефтриаксона — без эффекта. За медицинской помощью обратился на 4-й день. При поступлении состояние пациента расценено как тяжелое. Тяжесть была обусловлена интоксикационным и астеническим синдромами. Кожный покров бледный, субиктеричность склер. Отчетливый гепатолиенальный синдром. Гемодинамика стабильная. 
По клинико-эпидемиологическим данным выставлен диагноз малярии, который подтвердился лабораторно. При паразитоскопии мазков крови обнаружен P.falciparum, стадия «кольца», паразитемия 58 000 в 1 мкл. 
Лабораторные данные: 
КАК: Hb — 158 г/л, Эр — 5,33 • 1012/л, L — 5,5 • 109/л, Тр — 4,0 • 109/л. 
БАК: билирубин общий — 70 ммоль/л, прямой билирубин — 52 ммоль/л, непрямой билирубин — 18 ммоль/л, АлАТ — 80 Е/л, АсАТ — 100 Е/л.
УЗИ внутренних органов — гепатоспленомегалия. 
Клинический диагноз: малярия тропическая, P.falciparum, тяжелая форма. 
На тяжелую форму заболевания указывает клиника болезни (температура до 40 °С, желтуха) и лабораторные данные (уровень паразитемии, повышение активности печеночных ферментов в 2,5 раза). 
Больному назначен фанзидар (3 таблетки однократно). Через сутки клинический эффект не получен, паразитемия сохранялась на прежнем уровне, что могло указывать на резистентность паразита к данному препарату. 
На 2-й день пребывания в стационаре был назначен коартем (по схеме). На следующий день (3-й день) температура снизилась до субфебрильных цифр, а затем и до нормы, паразитемия снизилась до единичных колец. После 3 дней лечения температура тела нормальная, паразиты в мазке не определялись. 
К 7-му дню пребывания билирубин, активность печеночных ферментов пришли к норме. Восстановилось количество тромбоцитов. Выписан на 9-й день пребывания в стационаре по выздоровлению. 
Выводы. 1. Для малярии правомочен клинико-эпидемиологический диагноз до получения результатов паразитоскопии. 
2. При отсутствии лабораторных данных, подтверждающих малярию, лечение должно проводиться по схеме лечения неосложненной тропической малярии. 
3. Тяжелая форма тропической малярии должна лечиться препаратами артемизина. 


Back to issue